Американские законы Российской власти

- Федоров. О системе грантополучателей неправительственных организаций. Если мы проводим аналогии с Советским Союзом по возможности влиять на стратегию и кадровую политику, то Обама – это Генеральный Секретарь, Государственный департамент – это аппарат ЦК, грантополучатели неправительственных организаций – это те, которые в СССР назывались политработниками, партийные организации (парторги) и вся политическая система работников в Советском Союзе. Вот, заметили, сейчас в России их нет в принципе – они запрещены Конституцией (запрет идеологии). Но система осталась. Эту систему замещает технология грантополучателей и неправительственных организаций. Поэтому существуют эти 660 организаций – по сути это и есть эти партийные организации (или политработники, как было в армии, например), которые по команде Обамы, Госдепа осуществляют функции политического управления страной. Если бы вы спросили в советское время, то вам любой директор сказал бы, что парторг на предприятии имел не меньше власти, чем директор. Парторг выходил на номенклатуру ЦК. Вот сейчас имеется директор, а рядом с ним кто-то из этой системы 660 неправительственных организаций. Почему Путин ее и вскрыл, что начал ломать систему управления. Он против этой системы пойти не может, потому что у него еще недостаточно общественной поддержки – еще мало людей выходит на улицы в поддержку освободительного движения. Пока мало. Будет больше – я уверен – потому что это Россия. Но в этой ситуации он ломать систему и идти на рожон не может. Что бы иметь представление, каковы риски, можно, например, посмотреть на угрозу Макфола, который сейчас поздравил Набиуллину, который говорил о Путине, еще не будучи Послом – в начале 2000-х годов. Тогда он сказал, цитата «В случае отказа Путина следовать интересам США, необходимо всячески ослаблять его и в конечном итоге поступить с ним так же, как и с Милошевичем…». По этой угрозе можно посмотреть психологию воздействия на ситуацию. Я вообще ссылаюсь на наших оккупантов и врагов, потому что они правдивее всего говорят о нас, мне так кажется.

- Они не скрывают.

- Федоров. Не скрывают. Они со своей стороны оценивают ситуацию. Значит, на рожон пойти не может, поэтому, раз нельзя взять штурмом, Путин занимается планомерной осадой. Планомерная осада заключается в том, что он начинает высвечивать технологию управления американцев, подавать эту технологию в общественное обсуждение и дальше рассчитывает на помощь народа. А государственные институты Путин не может запускать, потому что если он будет запускать государственные институты, то это будет противоречить его статусу Президента в Конституции. Практически, это даже видно. Я, когда общаюсь – вот, вчера общался на Коммерсанте – там, грантополучатели в открытую заорали о защите Конституции. Потому что Конституция их – они орут, что бы ее защищать. Российская Конституция – это устав оккупированной американцами территории. Поэтому, как только они видят проблему, они сразу - «мы за Конституцию». Ясное дело, потому что Конституция системно на их стороне. Здесь та же история: Путингарант Конституции, как Президент. Он не имеет право Конституцию менять без массовой, тотальной поддержки людей. И, естественно, он обязан выполнять законы, которые написали нам Соединенные Штаты Америки. А законы пишет вот эта система грантополучателей и неправительственных организаций. На это и пошли 3 млрд. Причем, эти 3 млрд, которые Путин показал (за 4 месяца – миллиард, значим за год, если умножить, получится 3) – это только неправительственные организации и это только официальные деньги, не чемоданы. А еще добавьте к этому деньги по линии бизнеса на покупку телевидения, радио, Интернета, воздействия на бизнес, отдельно – гранты на СМИ, которые по размерам имеют такие же порядки. Мы сейчас внесли закон о том, что бы СМИ отчитывались о получении денег из-за рубежа, если они занимаются политикой – посмотрите, какой вой поднялся, не меньше, чем по грантополучателям и неправительственным организациям. Поскольку этот закон еще в стадии проекта, то этот вой еще не носит международного характера. Те законы приняли, поэтому орут и Обама и Меркель и все остальные. Понятно, почему они орут – потому что это их система управления на территории России. То есть, за счет этой системы управления Россией и выкачивают из нее дань, ресурсы, людей и живут. Поэтому они увидели угрозу. А Путин, наоборот, с другой стороны вышел на эту тему, потому что она главная, потому что это нерв системы управления. И он опирается на людей, которые сами должны разобраться в этом. Он нам дал цифры, а люди должны сами понимать, что такое 3 млрд. на неправительственные организации. Это больше, чем финансирование верхнего эшелона чиновников в стране. Эти деньги направлены на параллельное управление страной – через технологию этих самых неправительственных организаций, т.е. как парторги в СССР (при каждом директоре находился парторг, при каждом политике – парторг). Я вам, вообще, скажу, в Советском Союзе, политикам политическая организация писала даже речи и какой-нибудь депутат Ленинградского городского совета получает речь от парторга для выступлений. Вот сейчас эти парторги у нас замещены американцами, которые пишут речи, законы, потом эти законы вносит правительство, вносит министерство и ведомство, вносят депутаты. Мне тоже, понравилось вчера, на «Дожде» выступала женщина, которая представляет ассоциацию «Голос». Она открыто говорит, что да, мы пишем законы, написали избирательный кодекс и так далее и тому подобное. Все правильно – пишут законы, потом эти законы рассматриваются, принимаются, по ним работают министерства и вся страна по ним живет. То есть, также как и советское время, эта политическая компонента занимается стратегией, а значит – законами. К стратегии примыкают законы, кадровая политика. Это, обычно, относится к стратегической линии. Когда Сталин, в свое время, говорил, что кадры решают все, он говорил о кадрах партийных, то есть политических кадрах. Так вот американская система неправительственных организаций – готовит политические кадры. Причем, по всей стране. Она и ведет эту работу параллельного управления: это общение с людьми, общение с депутатами, общение с чиновниками, - всех уровней, общение со средствами массовой информации. Для того, что бы наладить эту систему управления. Поэтому, когда нам говорят, а где эти оккупанты, которые должны ходить по улицам – вот они. Их, вообще-то говоря, так если посмотреть - 20 тысяч политтехнологов, а вокруг них - не меньше миллиона человек вертится, так или иначе. Это огромная машина для России. И Путин показывает нам эту систему. Он не может ее разрушить, он не может ее отменить, потому что у него для этого нет прав, нет суверенитета у страны. Но он, хотя бы, может показать народу вот этих людей – оккупантов, с касками и которые ходят по улицам, которые, собственно, осуществляют функцию управления. 


- Федоров. Во-первых, сам статус органов управления, который предусмотрен действующей Конституцией, я бы охарактеризовал двумя факторами.

Первый – он не носит национальный тип управления. То есть, по сути, он не вырос абсолютно никаким образом из нашего прошлого никак – его просто привезли в обозе оккупационной армии, если применить военную терминологию. По типу он может быть подходит для Германии, Франции – вот должность «Президент» - даже слово иностранное (местного никакого не нашлось). То есть сам тип. Это первый момент. И соответственно он не вызывает доверия в системе. Это означает, что он сам по себе не жизнеспособен. То есть, либо страна должна умереть, либо тип должен измениться. Потому что, все-таки, нашу историю и нашу генетику – не переделаешь за несколько десятков лет существования этой терминологии.

И второе. Вообще, в Конституции не предусмотрена никакая жизнь после цикла выборов. То есть, через шесть лет Конституция никак не предусматривает, что мы будем жить. Наоборот, сама система конституционного строительства и управление подразумевает, что через 6 лет страна должна полностью развернуть свой вектор управления и двигаться в противоположном направлении. И вот такими зигзагами, мы как-то вроде должны еще и развиваться. С такими зигзагами жить то нельзя - не то, что развиваться. Это не значит, что стратегии нет, это значит, что стратегия не в России. Это как раз элемент системы Конституции, который показывает, что это просто Конституция сателитного характера – то есть приводной ремень к стратегии, вырабатываемой вне системы России, в данном случае – в оккупационной администрации (условно говоря, если мы говорим о системе зависимости). Это четко прописано в Конституции. Как вообще с такой ситуацией можно планировать что-то на 10, на 20 лет вперед и как без этого вообще можно жить, не планируя более-менее далеко – даже семья планирует, как минимум, на жизнь поколения, а страна – не имеет право.

Дальше. Вопросы прямого запрета на национальную идеологию, прямого запрета на какое-либо влияние, называется запрет цензуры на национальное явление. В официальных бюджетах других государств заложены средства на управление средствами массовой информации в России. По Конституции – это, пожалуйста, можно, потому, что это не является запрещенной Конституцией деятельностью. А попытка повлиять на наши СМИ на национальном уровне, автоматически запрещено Конституцией. Система идеологии цензуры – это главный элемент оккупационной машины (по большому счету, с точки зрения прагматичной системы управления). И, ясное дело, что задача всей этой машины, каждый день сеять абсолютное недоверие в системе государственного управления, друг другу все время демонстрировать низкий интеллектуальный и какой угодно уровень российского народа и вызывать отвращение к своей собственной стране. Это ясно, что это абсолютно четко работающий механизм внешнего управления.

Про экономику, вы, Степан Степанович говорили, абсолютно согласен и тут просто видно, как все это работает. Путин, допустим, говорит Центральному Банку «снизьте ставки» (говорят же – Президент всесилен) – много раз говорил. Хоть кто-то, вообще, почесался? Это же прямое следствие системы управления Конституцией, которая в Российской Федерации сформирована. И если говорить о ЦБ – я бы, вообще жестче сказал. Он вообще, на мой взгляд, сборщик дани иностранного государства с Российской Федерации. У него такая функция, предусмотренная системой международных договоров. Его задача – собирать дань и обеспечивать этой данью оккупанта-победителя. Вот он этим и занимается. И плюс, ограничитель развития – как регулятор. Потому, что его задача, что бы в России не было, например, национального крупного частного бизнеса – прямо у него такая установка. Вы правы, это мягко сказано, что у него нет задачи развитие экономики России, в отличие от Центральных Банков Европы, ФРС, банков Китая и всех остальных. Так у него прямо противоположные задачи есть – деградация российской экономики. Задача перекачать все, что в России более менее начинает работать - за рубеж. Идеологическая машина и Центральный Банк – это главные элементы идеологической и финансовой оккупационной машины. И в этом плане нам надо просто принципиально изменить сам формат вертикали власти. Я вообще считаю, что может быть и предусмотреть другие ветви власти, например заменить должность Президент (немецкое слово) на Глава Государства (с другими полномочиями, соответственно). И, по-другому должна быть выстроена вся компетенция органов власти - под национальные задачи. А механизм достижения мы обсуждали – национально-освободительное движение или народно-освободительное движение. Спасибо.      

Автор отекстовки видео - Виталий Пашков



ЦБ - выполняй Конституцию - снижай ставку
12.02.2017 ЦБ - выполняй Конституцию - снижай ставку
Мы в социальных сетях
Заполнить анкетуВойти
Всего зарегистрировано: 166 161 чел.
Проведено акций: 10 105
Анонсы мероприятий


все анонсы акций в москве все анонсы акций в регионах