Национально Освободительное Движение
Цели НОД: Освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США путем восстановления Суверенитета через референдум о изменении конституции
188 354 человек
29 241 акций

США готовятся к информационной войне с Китаем

14.02.2020
США готовятся к информационной войне с КитаемКитай является главной технологической угрозой для США, а приближающаяся битва за сети 5G определит баланс сил в мире на десятилетия вперед. Об этом в своем докладе рассказал Генеральный прокурор Уильям Барр, выступая на конференции Министерства юстиции. «Актуальные комментарии» публикуют полный текст выступления Барра.

Моей первоначальной карьерной целью было поступить в ЦРУ в качестве эксперта по Китаю, поэтому я сосредоточился на изучении китайского языка для получения степени бакалавра и магистра в Колумбийском университете. Помню, на одном из моих правительственных занятий мы обсуждали, какой иностранный противник представлял наибольшую долгосрочную угрозу — Россия или Китай.

Я помню замечание одного из моих одногруппников, который утверждал, что именно Китай представляет наибольшую угрозу. Он сказал: «Россия хочет завоевать мир». Мы можем с этим справиться. Китай хочет владеть миром. С этим справиться сложнее«. В этом была определенная правда.

В 1972 году мы надеялись, что интеграция Китая в международную экономическую систему побудит Китайскую Народную Республику (КНР) к либерализации своей экономики, и что свободный рынок и экономический рост постепенно приведут к большей политической свободе для ее граждан. 

К сожалению, экономическая либерализация зашла не так далеко. В то время как частным лицам была предоставлена некоторая степень экономической свободы, Коммунистическая партия сохраняет твердый контроль над экономикой. Она представляет собой архитектуру государственной власти, основными чертами которой являются центральное планирование, государственные предприятия и государственные субсидии.

В политическом плане КНР остается диктатурой, при которой коммунистическая элита ревностно охраняет свою монополию на власть. Марксизм-ленинизм и маоизм остаются в качестве оправдания коммунистического правления, которое является авторитарным до конца и навсегда.

Коммунистическая партия готова прибегнуть к жестким мерам, чтобы подавить любой вызов своему однопартийному правлению, будь то подавление религиозных организаций, «перевоспитание» уйгуров, сопротивление усилиям по самоопределению в Гонконге или использование «Великого файрвола» для ограничения доступа к идеям и наказания за их выражение.

В течение короткого времени после окончания холодной войны мы потакали иллюзии демократического капитализма как триумфального, неоспоримого любой конкурирующей идеологией. Это было приятно, пока это продолжалось. Но сейчас мы переживаем новую эру глобальной напряженности и конкуренции. Китай стал главным геополитическим противником Соединенных Штатов, основанным на конкурирующих политических и экономических философиях.

За века до коммунизма Китай считал себя центральным государством — центром мира. Сегодня его амбиции — быть не региональной, а глобальной державой. 

Для Китая успех — игра с нулевой суммой. По словам тогдашнего генерального секретаря Си, члены Коммунистической партии должны «сконцентрировать свои усилия на ... построении социализма, превосходящего капитализм». Такие усилия, утверждает Си, потребуют от членов Партии «посвящения всего своего духа, всей своей жизни» социалистическим идеалам. Наградой за эту жертву, обещанную Си, является «окончательная гибель капитализма».

Я упомянул комментарий моего одногруппника о том, что Китай хочет владеть миром, потому что сегодня я хотел бы сосредоточиться на проблеме стремления Китая к экономическому и технологическому превосходству. Но я не говорю о том, что амбиции Китая — это всего лишь экономические амбиции или что наша конкуренция с Китаем — это, на самом дне, всего лишь экономическое соперничество.

Китайцы уже давно являются экономик ориентированным народом, но для Китая чисто экономический успех не является самоцелью. Это средство достижения более широких политических и стратегических целей. На протяжении всей своей долгой истории Китай всегда использовал свою экономическую мощь как инструмент для достижения своих политических и стратегических целей.

В 2015 году китайское руководство запустило план «Сделано в Китае 2025» — последовательную, высоко-координированную кампанию по оттеснению Соединенных Штатов в качестве доминирующей технологической сверхдержавы. Диктатура мобилизовала все элементы китайского общества — все правительство, все корпорации, все научные круги и всех своих трудолюбивых людей — для беспрепятственного выполнения амбициозного плана по доминированию над основными технологиями будущего.

Это стремление поддерживается промышленной политикой, включающей огромные инвестиции в ключевые технологии, массовое финансирование и субсидии в сотни миллиардов долларов США.

К сожалению, речь также идет о промышленном шпионаже и краже технологий и интеллектуальной собственности, а также о принудительной передаче технологий, хищническом ценообразовании, привлечении прямых иностранных инвестиций Китая и жесткой тактике продаж оружия на целевых рынках, включая использование коррупции. 

Не заблуждайтесь — нынешние технологические достижения Китая представляют собой беспрецедентную проблему для Соединенных Штатов.

Ставки для Соединенных Штатов не могут быть выше. С XIX века Соединенные Штаты являются мировым лидером в области инноваций и технологий. Именно технологическое мастерство Америки сделало нас процветающими и безопасными. Наш уровень жизни, расширяющиеся экономические возможности для нашей молодежи и грядущих поколений, а также наша национальная безопасность — все это зависит от нашего постоянного технологического лидерства. 

В прошлом прежние администрации и многие в частном секторе слишком часто были готовы поддержать жесткую тактику Китая. Именно эта администрация, наконец, перешла к противостоянию и противодействию китайской игре.

Сегодня я хочу сосредоточиться на двух аспектах проблемы, с которой мы сталкиваемся. Первый — это то, как Китай запускает свои технологические инициативы, крадя наши технологии. Во-вторых, я хочу объяснить, почему нынешнее внимание Китая к доминирующим технологиям 5G является центральным вопросом.

Способность тоталитарных стран участвовать в централизованном экономическом планировании иногда может казаться преимуществом, особенно при мобилизации такого рода технологического блицкрига, который мы наблюдаем сегодня. 

Недостатком является то, что центральное планирование подавляет технологические инновации. Прорывные идеи возникают в таких свободных обществах, как наше, которые уже давно прошли путь к передовому технологическому развитию. 

Китайцы пытаются получить и то, и другое. Организуя централизованную кампанию по доминированию ключевых технологий, они пытаются завладеть благами нашего свободного общества, прямо выкрадывая наши технологии. Воровство технологий — это не побочный эффект. Это поддерживает и подталкивает их усилия.

Как заметил Джон Демерс, наш помощник генерального прокурора в отделе национальной безопасности, «Китай хочет, чтобы плоды мозговой мощи Америки собрали семена его запланированного экономического господства».

В 2018 году Министерство юстиции запустило «Китайскую инициативу», направленную на борьбу со злонамеренным поведением в Китае и защиту американских технологий.

Как показали презентации, проведенные сегодня утром, расследования в рамках «Китайской инициативы» Министерства юстиции неоднократно показывали, как КНР использует разведывательные службы и торговый промысел с целью получения ценной научно-технической информации, находящейся в распоряжении частного сектора и академии. Они охватывают широкий спектр технологий, от тех, которые применимы к двигателям коммерческих самолетов, к возобновляемым источникам энергии, к новым материалам и к высокотехнологичному сельскому хозяйству. С момента объявления плана «Сделано в Китае 2025», например, департамент возбудил дела о кражах коммерческих тайн в восьми из 10 технологических секторов, в которых Китай стремится занять доминирующее положение.

При работе с этими секторами КНР применяет многосторонний подход: кибератаки, кооптирование инсайдеров частного сектора через свои разведывательные службы, а также использование нетрадиционных акторов, таких как аспиранты, участвующие в университетских исследовательских проектах. 

Что касается удаленных компьютерных вторжений, то, например, в обвинительном заключении, вынесенном департаментом в декабре 2018 года в отношении хакеров «APT 10», описывается глобальная кампания, связанная с министерством государственной безопасности Китая и направленная против интеллектуальной собственности и конфиденциальной деловой и технологической информации, принадлежащей сотням клиентов провайдеров управляемых услуг во всем мире. 

Китайская кража путем взлома продолжается, и в будущем следует ожидать большего количества обвинительных заключений и судебных преследований.

За пределами киберпространства ответчики выдают себя за американских клиентов, чтобы избежать экспортного контроля, и нанимают американских сотрудников или кооптируют инсайдеров для кражи коммерческих секретов.

В академических и других исследовательских институтах Китай использует «программы талантов» для поощрения кражи интеллектуальной собственности.

Наконец, Китай дополняет свою явно незаконную деятельность легальным, но хищническим поведением: приобретением американских компаний и другими инвестициями в США.

С этими угрозами министерство борется через Комитет по иностранным инвестициям в США и Team Telecom. В качестве примера можно отметить, что ранее в этом году Федеральная комиссия по связи по рекомендации Министерства юстиции и других ведомств отказала в выдаче лицензии компании China Mobile по соображениям национальной безопасности. 

Экономическая агрессия КНР и кража интеллектуальной собственности влекут за собой огромные издержки. По оценкам, ежегодные потери для американской экономики могут достигать 600 миллиардов долларов США.

Департамент будет продолжать использовать наш полный набор инструментов национальной безопасности для борьбы с угрозой, которую представляет кража, направленная и поощряемая КНР. 

Но, как подчеркнул директор, наша способность защищать американские технологии, в конечном счете, будет зависеть от партнерства с промышленностью и академией. 

Теперь позвольте мне обратиться к очень конкретной проблеме, с которой мы сталкиваемся сегодня. Это природа технологии 5G и угроза, вытекающая из стремления Китая доминировать в этой области.

Технология 5G находится в центре формирующегося технологического и промышленного мира. По сути, коммуникационные сети больше не предназначены только для связи. Они превращаются в центральную нервную систему Интернета следующего поколения, называемую «промышленным Интернетом», и в промышленные системы следующего поколения, которые будут зависеть от этой инфраструктуры. Китай стал лидером в области 5G, захватив 40 процентов мирового рынка инфраструктуры сетей пятого поколения. Впервые в истории США не лидируют в следующей технологической эре.

Большая часть дискуссии об опасностях, связанных с предоставлением Китаю возможности занять доминирующее положение в 5G, была сосредоточена на непосредственной проблеме безопасности, связанной с использованием коммуникационных сетей, которые Китай может контролировать и наблюдать за ними. Это, по сути, монументальная опасность. Только по этой причине мы должны мобилизовать усилия для преодоления стремления Китая к доминированию в 5G. Но ставки намного выше. 

Подсчитано, что промышленный интернет на базе 5G может создать новые экономические возможности в размере 23 триллионов долларов к 2025 году. Если Китай установит единоличное доминирование над 5G, он сможет доминировать над возможностями, открывающимися в связи с ошеломляющим спектром новых технологий, которые будут зависеть и переплетаться с платформой 5G.

С точки зрения национальной безопасности, если промышленный интернет станет зависимым от китайских технологий, Китай сможет отключить страны от технологий и оборудования, от которых зависят их потребители и промышленность. Сила, которую Соединенные Штаты имеют сегодня для применения экономических санкций, бледнеет по сравнению с беспрецедентными экономическими рычагами, которые мы отдадим в руки Китая.

Важно понять, как 5G позволит совершить революцию в промышленных процессах. Некоторые американцы считают, что все, о чем мы здесь говорим, аналогично переходу от 3G к 4G в наших беспроводных сетях. Но мы говорим об изменении, которое гораздо более фундаментально, чем просто увеличение скорости загрузки фильмов и сайтов. 

Переход с 3G на 4G означал переход со скоростей скачивания около одного Мбит/с до скоростей около 20 Мбит/с. Это увеличение позволило перенести хранение данных и некоторое скромное вычислительное напряжение с устройств в «облако». Даже эта скромная эволюция беспроводного бизнеса породила широкие новые области инноваций, приложений и бизнеса. Поскольку Соединенные Штаты были страной, которая разработала 4G, мы были игроком, который воспользовался большей частью экономических возможностей, вытекающих из этой технологии.

Переход на 5G — это квантовый скачок за пределами этого. Сейчас мы говорим о пиковых значениях мультигигабит в секунду как для загрузки, так и для выгрузки. Эти оптоволоконные скорости в сочетании с размещением средств «Edge Computing» ближе к пользователям означают, что 5G способен работать с чрезвычайно низкой задержкой — менее 10 миллисекунд. Благодаря этой пропускной способности, самые маленькие устройства могут иметь практически мгновенную связь и доступ к бесконечной вычислительной мощности. Благодаря этим характеристикам 5G становится системой реального времени, точной системой командования и управления.

Устройства любого типа — некоторые «умные», некоторые датчики, собирающие и передающие данные, и некоторые исполнительные механизмы, выполняющие удаленные команды — могут быть рассредоточены и встроены в бизнес и промышленное оборудование широкого спектра предприятий, таких как транспорт, энергетика, финансы, здравоохранение, сельское хозяйство, тяжелое строительство и так далее. 5G обеспечивает функцию командования и управления для управления промышленными процессами. 

По мере развития мира 5G мы увидим не только умные дома, но и умные фермы, умные заводы, умное тяжелое строительство, умные транспортные системы и так далее. И множество новых развивающихся технологий, в дополнение к AI, будут переплетаться и зависеть от 5G и Промышленного Интернета, включая, например: робототехнику, Интернет вещей, автономные транспортные средства, 3-D печать, нанотехнологии, биотехнологии, материаловедение, хранение энергии и квантовые вычисления.

Китай украл ход и в настоящее время лидирует в области 5G. 5G — это инфраструктурный бизнес. Технология опирается на сеть радиодоступа (RAN). Китай имеет двух ведущих поставщиков инфраструктуры RAN: Huawei и ZTE. Вместе они уже завоевали 40 процентов рынка и агрессивно следуют этому балансу.

В настоящее время Huawei является ведущим поставщиком на всех континентах, кроме Северной Америки. В США нет поставщика оборудования. Основными конкурентами Китая являются финская компания Nokia (с 17-процентной долей) и шведская компания Ericsson (с 14-процентной долей).

Китайцы используют все рычаги влияния для расширения своей доли на рынке 5G по всему миру. По оценкам, общий объем рынка инфраструктуры 5G составляет 76 миллиардов долларов США. Китай предлагает более 100 миллиардов долларов США в качестве стимула для финансирования покупки покупателями своего оборудования. Это означает, что китайцы могут предложить клиентам построить свои сети 5G бесплатно.

В таком инфраструктурном бизнесе как 5G масштаб имеет решающее значение. Бизнес требует огромных инвестиций в исследования и разработки, а также очень высоких капитальных затрат. Чем больше доля компании на рынке, тем лучше она может позволить себе эти расходы. Конкуренты, сталкивающиеся с сокращением адресного рынка, не могут поддерживать уровень инвестиций, необходимых для сохранения конкурентоспособности.

Китайские компании начинают с преимущества крупнейшего внутреннего рынка, давая им мгновенный масштаб, и, как они добавляют к этому по всему миру, они смогут инвестировать больше в свои технологии.

Чем больше Китай будет становиться поставщиком инфраструктуры 5G, тем больше он будет становиться поставщиком всех технологий, которые лежат в основе инфраструктуры 5G. 

5G основывается на множестве технологий, включая полупроводники, оптоволоконную оптику, а также редкие материалы. Китай перешел к внедрению всех этих элементов на внутреннем рынке, поэтому он не будет зависеть от иностранных поставщиков. 

Полупроводники являются хорошим примером пульсационного эффекта китайского лидерства в 5G. В настоящее время Китай потребляет более половины мировых полупроводников. Китай начал заменять американские полупроводники на свои собственные. Его масштабы в этой области позволят ему сделать необходимые инвестиции, чтобы закрыть существующий в настоящее время разрыв в качестве. По мере того, как Китай наращивает свой масштаб в полупроводниковой промышленности, он будет оказывать существенное давление на альтернативных поставщиков. И, конечно же, полупроводники незаменимы в широком спектре технологий и отраслей промышленности, за исключением 5G.

Успех Китая в инфраструктуре 5G также проявляется в преимуществах ряда новых технологий, связанных с 5G. Искусственный интеллект является хорошим примером. По мере того, как Китай получает все больше и больше данных, генерируемых 5G, его продукты ИИ становятся лучше. 

В течение следующих пяти лет будет определена глобальная территория и доминирование 5G в сфере применения. 

Вопрос в том, смогут ли Соединенные Штаты и наши союзники в рамках этого временного окна установить достаточную конкуренцию для Huawei, чтобы удержать и захватить достаточную долю рынка для поддержания такого рода долгосрочных и сильных конкурентных позиций, которые необходимы для того, чтобы избежать уступки доминирования китайцам.

Времени очень мало. Мы и наши союзники должны действовать быстро. Хотя многое еще предстоит сделать, необходимо принять сразу два решения.

Во-первых, мы должны развернуть спектр, необходимый для надежной системы 5G в США. Это среднеполосный спектр, называемый «C-диапазоном».
Федеральная комиссия по коммуникациям упорно работала над тем, чтобы вывести на рынок спектр С-диапазона через аукцион. Крайне важно сделать это в течение ближайших нескольких месяцев. Даже тогда Соединенным Штатам понадобится 400 тысяч базовых станций, чтобы покрыть страну. Это может занять десятилетие или больше, чтобы их построить.

В последнее время появились интересные предложения по запуску U.S. 5G, сделав также доступным L-диапазон для использования в тандеме с C-диапазоном. Используя L-диапазон для восходящей связи, мы могли бы значительно сократить количество базовых станций, необходимых для завершения национального покрытия. Было высказано предположение, что это могло бы сократить время развертывания 5G на территории США с 10 до 18 месяцев, и сэкономить около 80 млн. долл. Пока обсуждаются некоторые технические вопросы использования L-диапазона, необходимо, чтобы Комиссия решила этот вопрос.

Суть в том, что мы должны решительно перейти к аукциону спектра С-диапазона и привести к решению проблем, связанных с L-диапазоном. На карту поставлено наше экономическое будущее. Мы должны помнить, что, учитывая узкое окно, с которым мы сталкиваемся, риск проигрыша в борьбе 5G с Китаем должен значительно перевесить все другие соображения.

Во-вторых, мы должны принять решение о «лошади», на которой мы будем ездить в этой гонке. Кто является поставщиком оборудования 5G, или поставщиками, на которых мы будем полагаться, чтобы конкурировать с Huawei по всему миру, выигрывать контракты у операторов и притупить стремление Huawei к доминированию?

Это все очень хорошо — сказать нашим друзьям и союзникам, что они не должны устанавливать Huawei, но чью инфраструктуру они собираются установить? 

Если мы и наши союзники — и другие страны, которые не хотят отдавать свою экономическую судьбу в руки Китая — не собираемся устанавливать инфраструктуру Huawei, то сегодня у нас должна быть готовая к рынку альтернатива.

Что же все-таки ищет заказчик? Что ищет оператор при переходе с 4G на 5G? Это важное решение. Вы не можете позволить себе совершить ошибку, вы должны знать, что покупаете надежную систему, которая будет работать, потому что у вас нет роскоши выбросить ее. И, вам нужна система, которая позволит вам легко перенести установленную базу 4G на 5G. Вы должны знать, что у вашего поставщика есть запас прочности — их нет сегодня и они уйдут завтра. Они будут там на дальних расстояниях. Это те продукты, которые необходимы для того, чтобы выиграть контракты сегодня. 

Сейчас только две компании могут конкурировать с Huawei в качестве поставщиков инфраструктуры 5G: Nokia и Ericsson. У них есть качественные, надежные продукты, которые могут гарантировать производительность. Они доказали свою успешность в управлении миграцией клиентов с 4G на 5G. Главная забота об этих поставщиках заключается в том, что у них нет ни масштаба Huawei, ни поддержки такой мощной страны с большим рынком как Китай. 

Некоторые предполагают, что эти опасения могут быть решены путем присоединения США к Nokia и/или Ericsson через американское владение контрольным пакетом акций, либо напрямую, либо через консорциум частных американских и смежных компаний. Положив наши большие рыночные и финансовые мускулы на одну или обе эти фирмы, мы сделаем их более грозными конкурентами и устраним опасения по поводу их сохранения. Нам и нашим ближайшим союзникам, безусловно, необходимо активно рассматривать этот подход.

В последнее время мы говорили о попытке разработки подхода «Открытые сети радиодоступа», который направлен на то, чтобы заставить открыть сети в своих компонентах, и чтобы эти компоненты разрабатывались американскими и западными инноваторами. Проблема в том, что это всего лишь мечты. Этот подход абсолютно непроверенный, и на его внедрение потребовалось бы много лет, и он не был бы готов к прайм-тайму в течение десятилетия, если бы вообще был готов.

То, что нам нужно сегодня, это продукт, который может выиграть контракты прямо сейчас — проверенная инфраструктура, на которую операторы сетей возьмут на себя долгосрочные обязательства сегодня. Другими словами, нам нужен продукт, который может притупить и перевернуть импульс Huawei в настоящее время.

Как диктатура, Китай может выстроить единый подход — правительство, частные компании и академические круги действуют как единое целое.

Мы не можем принуждать к этому. Когда мы сталкивались с подобными вызовами в прошлом — такими как Вторая мировая война и технологический вызов России времен холодной войны — как свободные люди, мы сплотились вместе. Мы смогли сформировать тесное партнерство между правительством, частным сектором и научными кругами. И благодаря этому сотрудничеству мы одержали победу.

К сожалению, кооперативные узы и чувство цели, которые мы смогли сплотить в прошлом, сегодня труднее использовать.

И в 1950-х годах у нас был момент Спутника, который помог оживить нацию и привнести единство в нашу реакцию. Сегодня мы не видели подобного катализатора.

Если мы хотим сохранить наше технологическое лидерство, нашу экономическую мощь и, в конечном счете, нашу национальную безопасность, то нам нужно, чтобы государственный и частный секторы работали вместе и шли плечом к плечу.

Нашим друзьям из частного сектора я бы сказал, что умиротворение КНР может принести краткосрочные выгоды, но я призываю вас поставить под сомнение давнее предположение о том, что обещания доступа к рынку стоят больших затрат. Конечная цель КНР — заменить вас китайской компанией.

Коллеги из университетов и аналитических центров, не допускайте кражи технологий под видом академической свободы. Не позволяйте КНР диктовать вам исследования или давить на вас, чтобы вы игнорировали различные голоса на спорные темы. Подумайте, стоит ли идти на компромисс, жертвуя академической честностью или свободой.

Нашим союзникам: мы аплодируем вашим усилиям, направленным на то, чтобы противостоять экономической мощи Китая. Но мы должны сделать больше и действовать коллективно. Давайте не будем забывать о нашем коллективном экономическом влиянии и власти.

На протяжении всей истории свободные общества сталкивались с закоренелыми противниками. В критические моменты они достигли единства и цели, необходимой для того, чтобы одержать победу, не потому, что их принуждали к этому, а потому, что они свободно сделали свой выбор. Мы должны сделать этот выбор сегодня. 
 
Автор публикации: Мельникова Татьяна Евгеньевна
Вас все устраивает в конституции РФ?
Нет, я требую референдума! (91%)
Нет, я требую референдума!
Я вообще ее не читал (4%)
Я вообще ее не читал
Да, все в порядке (5%)
Да, все в порядке
Проголосовало: 19323
События rss
Нас уже 188 354 человек