Национально Освободительное Движение
Цели НОД: Освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США путем восстановления Суверенитета через референдум о изменении конституции
184 918 человек
24 835 акций

Кто сдал Крым. Расследование «Репортера»

12.08.2019
Кто сдал Крым. Расследование «Репортера»

Никто не хотел приказать

...Но главный вопрос оставался без ответа: почему все-таки сопротивление оказывается пассивное, а не активное? И почему украинские части, которые расположены на материке, не спешат на помощь своим заблокированным товарищам?
...
Военные, которые остались в Крыму, в частности тот же Юлий Мамчур, прямым текстом заявляли, что они не могут понять, что им делать, так как командование в Киеве не дает никаких приказов. Ни сдавать оружие, ни начинать войну.
...
Процессу дезорганизации крымской группировки войск немало поспособствовал Киев. Во-первых, он, несмотря на полную потерю управляемости войсками, все медлил с выводом частей с полуострова — приказ последовал лишь через неделю после того, как Крым присоединили к России. За это время большое число украинских военных уже успело перейти под российские знамена. Во-вторых, армия по прежнему не получала четких команд из Киева. Вся страна слышала шокирующий диалог в прямом эфире телеканала «1+1» министра обороны Тенюха с офицером-морпехом из Крыма. Офицер жаловался, что Киев не дает никаких четких приказов, как ему поступать, на что министр ему в грубой форме ответил, что он никудышный офицер, раз не может самостоятельно сориентироваться в ситуации. Такие подходы деморализовывали и раздражали украинских военных, ускоряя их выбор в пользу России.
Лишь в 20-х числа марта начался вывод украинских войск. Согласно официальным данным, из 18 тысяч находившихся в Крыму военных на материк вернулись 6 тысяч. Остальные либо приняли российскую присягу, либо демобилизовались.
Уже гораздо позже, летом 2014 года, руководство Украины решило переложить ответственность за сдачу Крыма на военных. Турчинов и Пашинский (и. о. главы Администрации президента) заявили, что они давали прямые приказы вступать в бой с российскими войсками, но армия отказывалась их выполнять. О том же «Репортеру» сказал и Андрей Сенченко, 11 марта ставший замом главы АП, курировавшим Крым: «Я помню все эти телемосты о том, что не отдают приказ открывать огонь, — вранье это все, приказы были. Но наши военные были неспособны стрелять в людей, с которыми живут рядом».
На вопрос, почему столь долго информация о невыполнении приказов скрывалась, Турчинов ответил так: «Чтобы не деморализовывать общество известиями о том, что украинская армия не хочет воевать».
В то же время сами военные это отрицают. Так, бывший начальник Генштаба генерал Владимир Замана утверждает, что в начале марта позиция Турчинова в ответ на все просьбы военных заключалась в том, чтобы «не делать резких движений». Мол, Запад так просит.
Достоверно можно сказать лишь о том, что приказ открывать огонь (с оговоркой «ради защиты и сохранения жизни украинских военнослужащих») был обнародован лишь 18 марта после убийства украинского офицера. Но к тому времени ВСУ ни на что повлиять уже не могли. Вряд ли, если бы Турчинов издавал какие-то приказы сопротивляться до 18 марта, они хранились бы в секрете.
На самом деле сдача Крыма без единого выстрела имела много причин. В первую очередь сыграла роль невнятная политика верховного командования в Киеве в самом начале аннексии. В потоке гневных заявлений украинского руководства солдаты и офицеры так и не услышали ответа на главный вопрос: так мы воюем или не воюем? Но даже если бы из Киева пришел недвусмысленный приказ стрелять, едва ли это в корне изменило бы ситуацию. Среди крымской группировки царили антимайданные настроения, а нежелание украинских военных, большей частью крымчан, воевать с Россией было очевидным. Ну и наконец, военное превосходство России в тот момент в Крыму было подавляющим, так что, оказывая сопротивление, украинские части обрекали себя на гарантированный разгром и уничтожение.
На фоне этой обреченности у многих сложилось ощущение, что Киев не только не намерен сопротивляться, но и, наоборот, хотел бы «пророссийский» Крым поскорее отдать РФ, чтобы консолидировать всю остальную страну вокруг «европейского выбора».
Уже на примере крымского кризиса стали очевидны основные проблемы, которые впоследствии привели к катастрофе на востоке Украины и к глубокому кризису во всей системе европейской безопасности.
Россия хотела при помощи Крыма заставить Украину и Запад считаться со своими интересами (как их понимал Кремль), а также принудить США и ЕС вступить в дискуссию о кардинальной перестройке всей системы международных отношений. Расчет не оправдался. Запад не стал ни о чем с Россией договариваться, а наоборот, решил использовать кризис в Украине как шанс на «усмирение» РФ. С учетом жесткой позиции США и ЕС наша страна также не намерена была идти на уступки. На фоне национал-патриотического подъема даже робкие попытки отдельных представителей власти заговорить о компромиссе с Москвой выглядели предательством. В Киеве со времен аннексии Крыма считали: раз Запад поддерживает Украину, значит наша страна находится на «правильной стороне силы» и мы обречены на победу. Надо лишь подождать, пока Россия сама рухнет.
Гипотезы о скором крахе или капитуляции путинского режима под гнетом санкций и мировой изоляции не оправдались. Украина и Запад недооценили ни военного и экономического потенциала России, ни устойчивости РФ и Кремля к внешнему давлению и санкциям, несмотря на очевидные экономические потери. Наконец, Киев переоценил возможности Запада влиять на Россию и его желание помогать Украине.
В итоге Киев отдал Крым без боя в надежде, что «старшие товарищи» из Вашингтона, Брюсселя и Берлина «все с Москвой порешают». Не порешали…
Эти же стратегические ошибки и несбыточные надежды с обеих сторон привели к бойне в Донбассе. А нежелание эти ошибки признавать... с каждым разом повышают ставки в игре, раскручивая маховик войны и международного кризиса.
Весь текст:
http://reporter.vesti-ukr.com/art/y2015/n7/13328-krymnash-krymnenash.html#.VQNa-fmUfdc

Экс-глава Генштаба, генерал Владимир Замана: «Не делать резких движений в Крыму Турчинову советовали западные партнеры»
— О том, что Россия готовит какие-то акции в Крыму, мы знали уже в декабре-январе 2013–2014 годов. Мне об этом докладывал командующий Военно-морским флотом. Но вы же понимаете, что в то время Киев бурлил, и докладывать наверх эту информацию было бессмысленно.
— То есть вы никак не работали с этой информацией?
— Я работал с ней как начальник Генштаба. Отправил в Крым разведку — полк спецназа из Кировограда. В конце января к ним присоединилась разведрота 25-й аэромобильной бригады из Днепропетровска. У них была техника, которую мы завезли в Перевальное. Наш план предполагал, что в случае вторжения мы введем на полуостров еще шесть батальонно-тактических групп.
— Но, насколько я понимаю, ваш план новое руководство страны отвергло?
— Александр Турчинов сказал мне, что главой Минобороны я не буду. Я ответил ему, что и не стремлюсь.
...
— Что конкретно ему нужно было понять?
— Что наша армия в Крыму — это особый конгломерат. Половина военных — крымчане, половина — выходцы с материка. Так вот последним нужно было дать сигнал, что мы боремся. То есть усилить крымскую группировку. Тогда бы все включились в борьбу. Но сигнала не дали. Говорили: «Держитесь!» А за кого держаться?
— Вы присутствовали на заседаниях СНБО по крымскому вопросу? О чем там шла речь?
— Да, был на нескольких. Первое — после захвата здания Совета министров АР Крым в Симферополе. Тогда на заседании говорили, что мы не должны бороться с Россией.
— Не должны или не готовы? Какие именно формулировки звучали?
— Понимаете, Игорь Тенюх — моряк. В том, что происходит в армии, он плохо разбирается. Для этого нужно хотя бы два года прослужить в Генштабе. Он не знал, что такое сухопутные войска (а на них легла бы основная ответственность в случае военной операции), что такое мобилизация. Конечно, он боялся. Поэтому начал докладывать на заседании, что мы не готовы воевать сейчас. Я подождал, пока все выступят. А потом поднял руку и сказал, что армия пока не перешла полностью на контрактную службу, потому нам действительно нужна мобилизация, чтобы доукомплектовать части. В то же время у нас были полноценные подразделения, готовые в тот же день выполнить задачу. Это 12–15 батальонно-тактических групп: ВДВ, 30-я и 72-я бригады, воздушные силы. Но Александр Турчинов подумал и сказал: «Нет, наши западные партнеры советуют не делать резких движений». Я ответил ему, что будет поздно. А он решил не вводить войска.
...
Кстати, ЧФ РФ в марте ни в каких операциях России не участвовал. Он занял нейтральную позицию. Все силы, которые привлекались к блокированию, были переброшены с континента. То есть если бы мы перекрыли Керченский перешеек, закрыли бы порт Севастополь, мы бы ничего не потеряли.
— А с другими сотрудниками российской армии или спецслужб не встречались? Возможно, вам поступали заманчивые предложения о переходе на российскую сторону?
— Говорил с сотрудником ФСБ и по телефону общался с Аксеновым. Первый предлагал сдаться, чтобы избежать кровопролития. Говорил, что Крымом это не закончится. Что этот процесс охватит всю Украину, что скоро здесь будет СССР. Я ответил, что давал присягу на верность Украине, что мы — независимое государство более 20 лет, у нас есть законы. Предлагать мне что-либо было бы наивно. Я не из Крыма, я непророссийский. За время пребывания на посту главы Генштаба лишь раз был в Москве.
— А что говорил Аксенов?
— Что они не остановятся, пока бандеровцев из Киева не выгонят. Предлагал отдать команду сложить оружие.
...
— Так можно ли говорить о том, что Крым сдали?
— Я не хотел бы обвинять кого-либо. Тогдашнему руководству страны было сложно. Они сделали ставку на невоенное решение. Осознанно ли? Предательство ли? Не думаю. Полагаю, что им не хватило решительности и политической воли. К тому же я видел, как работает Андрей Парубий в СНБО. Мне хватило двух недель совещаний там, чтобы понять: с этими людьми мне не по пути. Потому что управлять отрядами на Майдане — это одно. А для того чтобы провести операцию в Крыму, нужны были люди совершенно иного уровня.
http://reporter.vesti-ukr.com/art/y2015/n7/13338-ne-delat-rezkikh-dvizhenij-v%E2%80%AFkrymu-turchinovu-sovetovali-zapadnye-partnery.html#.VQNOnPmUfdc

М.Джемилев: «Крым слили не в феврале 2014 года, а намного раньше».
— Вы считаете, что аннексия Крыма была спланирована Россией заранее или все произошло спонтанно?
— Такого рода операции спонтанно не проводятся. Разумеется, российское руководство готовилось к этому годами и ждало только удобного момента.
...
— Была ли возможность у Украины отстоять Крым? Грубо говоря, его «слили» или у нас не было иного выхода?
— После оккупации Крыма наш министр обороны в Верховной Раде выступал с докладом о состоянии Вооруженных сил Украины. Оказалось, что всего у нас в армии около 40 тысяч человек, из которых только 6 тысяч можно назвать «боеготовыми». Военная техника разворована, многие танки и самолеты даже без двигателей. В таком состоянии воевать с полуторамиллионной, превосходящей нашу почти в 30 с лишним раз армией России, конечно, было малоперспективно. Хотя история знает примеры довольно успешных войн и с более превосходящими по военной силе оккупантами. Турция в 1919–1923 годах отстояла целостность страны в войне одновременно с пятью странами.
...
— Почему татары заняли такую позицию, которая со стороны казалась пассивной?
— ...о каком призыве к вооруженному сопротивлению могла идти речь, когда у них не было вооружения? Ведь капитулировавшие украинские воинские части свое оружие отдавали не крымским татарам, а россиянам. Призвать крымских татар в тех условиях к силовому сопротивлению было бы почти равносильно призыву к уничтожению нации. Мы располагали сведениями, что и оккупанты тоже на это очень рассчитывали, чтобы «коренным образом решить крымско-татарский вопрос». Была даже информация, что собираются «найти» несколько трупов русских солдат в поселениях крымских татар, чтобы начать против последних карательные операции. Но все же если бы украинским воинским частям в Крыму был отдан приказ сопротивляться всеми возможными способами и средствами, то крымские татары вряд ли остались бы в стороне и без призывов Меджлиса.
— Правда ли, что Путин выходил на вас еще до бегства Януковича с просьбой о встрече?
— Это правда. Впервые предложение о встрече с Путиным для обсуждения вопросов, связанных с Крымом, прозвучало 13 февраля, когда он находился на Сочинской олимпиаде. То есть за девять дней до бегства Януковича.
...
— Никакой блокады на самом деле нет.  Крым сейчас кормится в значительной степени за счет продуктовых поставок из Украины. Освещается тоже где-то на 80% за счет энергопоставок из Украины. Это вызывает по меньшей мере недоумение у тех, кто живет надеждой на освобождение. Рассуждения поставщиков, что, мол, там же наши граждане и нельзя оставлять их без продуктов, — сущая ложь. Единственная их забота — это прибыли, поскольку разница в ценах на продукты в Украине и Крыму огромная. Вот они тупо, без оглядки на интересы страны, и зарабатывают деньги, потому что даже после значительных взяток и украинским, и русским пограничникам все равно остается хорошая прибыль. Причем значительная часть доставленных в Крым продуктов в районе села Каменка под Симферополем перегружается в другие фуры и затем отправляется на пароме через Керченский пролив в Россию, ибо цены там еще выше, чем в Крыму. Прекратить это безобразие, которое ставит нас в неудобное положение в том числе перед Евросоюзом, который наложил торговые санкции на оккупированный Крым, пока не удается. Вполне очевидно, что в доле с этими торгашами и многие высокопоставленные чины в Киеве. Но ничего, доберемся.
http://reporter.vesti-ukr.com/art/y2015/n7/13353-krym-slili-ne-v-dni-okkupatsii-v-kontse-fevralja-2014-hoda-a-namnoho-ranshe.html#.VQNPPvmUfdc

А.Сенченко: «В отсоединении Крыма виновата политика Киева»
— Некоторые политики еще до февраля 2014 года предупреждали, что у России есть план отобрать у Украины Крым. Что о таких планах знали вы?
— Я в Крыму работал в трех правительствах вице-премьером начиная с 1993 года, потому видел, как реализовывались планы, связанные с так называемым блоком «Россия». 1992 год, 1993-й, 1994-й, президент Мешков — там же не было никаких случайностей. Были московские сценаристы, большая заезжая команда, потом было сформировано московское правительство во главе с Евгением Сабуровым. За спиной у Мешкова тогда сидели фээсбэшники и рулили всем этим процессом. Технологии те же. Более того, и люди те же, что 20 лет назад работали в проекте Мешкова, сейчас снова играли ключевую роль.
— Кто именно?
— Цеков, который тогда был спикером парламента Крыма, Клычников, Бахарев. Разве что Аксенов тогда был рядовым бандитским бригадиром и в политике не участвовал. Его позднее нашли, отмыли и использовали в своих интересах российские спецслужбы. И казаки. Год назад часть была кубанских, но часть — крымские ряженые, те же, что и во времена Мешкова. За 20 лет они, правда, постарели, но не поумнели.
— То есть вы хотите сказать, что план российского Крыма готовился к реализации все 20 лет?
— В пассивной форме — да. Но не он играл ключевую роль, а та политика, которую вела по отношению к Крыму киевская власть. Поскольку реальная попытка закрепить Крым в составе Украины за все это время была лишь один раз — в короткий период перед президентскими выборами 1994 года при президенте Кравчуке и и. о. премьера Звягильском. Что тогда сделали? Выделили 13%-ю квоту в парламенте АРК для крымских татар и приняли экономическую автономию для полуострова, не давая при этом возможности спекулировать на особом политическом статусе.
— Но если это способствовало интеграции Крыма в Украину, почему такую линию не продолжили при Кучме?
— Потом было короткое правление Мешкова, которого, кстати, свергли сами крымские депутаты. И после него все изменилось. Я был вице-премьером до Мешкова и после, поэтому разницу в отношении украинской власти ощутил на себе. В 1993-м я в любом властном кабинете Киева находил поддержку, потому что Кравчуком был задан вектор: если чиновник не пойдет навстречу Крыму, его ждут неприятности. А в 1995-м, после Мешкова, я был в тех же самых кабинетах в том же самом статусе, но чувствовал полностью противоположное. Теперь каждый чиновник знал: если он пойдет навстречу Крыму, его ждут неприятности.
...
— И, завершая разговор о главных персоналиях, расскажите о Чалом.
— Лично я его не знал, но уже по факту, будучи замом главы АП, готовил справку для Турчинова и Наливайченко, опираясь на большое количество своих источников в Севастополе. Что выяснилось? Чалый — противоречивый персонаж. Внук бывшего замкомандующего Черноморским флотом, реальный, не купленный, доктор технических наук, в Севастополе он был известен как спонсор военно-патриотического проекта восстановления мемориального комплекса 35-й батареи. Сделан он, кстати, очень хорошо. Я был там, пронимает. Но что было источником финансирования? Севастопольская компания «Таврида Электрик», занимающаяся электротехнической продукцией вроде высоковольтных выключателей для электростанций. Да, продукция востребованная, но масштабы явно не те. То есть нормальный устойчивый бизнес, однако не такой, чтобы заниматься крупным меценатством. Зашел на сайт, смотрю: компания имеет 80 филиалов в 22 странах. Очень интересная география: помимо всего бывшего СССР, это Австралия, ЮАР, Аргентина и что-то еще. Стали копать. Оказалось, что, хотя компания считается севастопольской, ее служба безопасности сидит в Москве, руководит ею отставной генерал-лейтенант Службы внешней разведки РФ, а весь личный состав — бывшие сотрудники СВР. В общем, есть все основания предполагать, что «Таврида Электрик» — это крыша для российской разведки.
— То есть Чалый тоже разведчик?
— Нет, это слишком упрощенно. Думаю, это человек с твердыми убеждениями, интересы которого совпадали с интересами СВР. Он использовал их, они использовали его.
...
— После захвата парламента и первого решения о референдуме еще можно было повернуть ситуацию вспять?
— Тогда уже по полуострову стали расползаться российские военные. Я тогда решений не принимал, но предлагал перекрыть керченскую переправу, в том числе затопив паром, хотя это только затормозило бы процесс, но не остановило бы его. Как ни печально мне как крымчанину говорить, но в тот момент Украина была не готова противостоять военной экспансии. Не говоря уже о том, что во главе флота все еще стоял Ильин, который просто был агентом. Но и после его снятия в условиях неопределенности все предпочитали ничего не делать.
— Может, просто не могли что-либо сделать?
— Не хотели. Я помню все эти телемосты о том, что не отдают приказ открывать огонь. Вранье это все, приказы были. Но были неспособны стрелять в людей, с которыми живут рядом.
http://reporter.vesti-ukr.com/art/y2015/n7/13346-andrej-senchenko-v-otsoedinenii-kryma-vinovata-politika-kieva.html#.VQNgEfmUfdc

В.Колесниченко, бывший нардеп от Севастополя и автор законов 16 января — о подготовке отсоединения Крыма:
— Как вела себя назначенная из Киева севастопольская администрация?
— Яцуба в тот момент, когда мы летели из Харькова, колебался — брать власть или нет. А когда на митинге объявили Чалого мэром, я вместе с Чалым на следующее утро пришел к Яцубе в кабинет, тот сказал: «Вас народ избрал — вот ключи, вот телефоны. Если нужны консультации, я всегда готов помочь». Естественно, Чалый был не готов к этому, и зам Яцубы Федор Рубанов еще пару недель вел все руководство. Ведь одно дело — провести митинг, другое — заниматься коммунальным хозяйством и выплатой пенсий. У Чалого и полномочий не было, поэтому вплоть до середины марта этим занималась старая команда администрации. До 16 марта, кстати, все налоги выплачивались в бюджет Украины, потому что нельзя было сразу отключиться.http://reporter.vesti-ukr.com/art/y2015/n7/13354-vadim-kolesnichenko-ja-pisal-rezolytsiy-kharkovskoho-sezda.html#.VQNkw_mUfdc

Источник: livejournal.aillarionov
Автор публикации: Нагибина Екатерина Анатольевна
Вас все устраивает в конституции РФ?
Нас уже 184 918 человек