Что такое НОД

НОД - политическое явление, направленное на возврат суверенитета России.

Подробнее об этом
Вопросы и ответы по НОД

Поддержи НОД

Карта Сбербанка:

5469 3800 6046 2958

Другие способы поддержки

Помоги Новороссии

Карта Сбербанка:

5469 3800 6849 8814

Чем Вы можете помочь Поступления за май 53897.26 р.

СМИ о НОДе

Международное бесправие

17.02.2016
Международное бесправие

Решения ЕСПЧ будут отвергаться Россией в случае их несоответствия Конституции, при этом полностью исключать принцип верховенства международного права власти не спешат

Министерство юстиции направило жалобу в Конституционный суд России на решение Европейского суда по правам человека. По мнению представителей ведомства, требование ЕСПЧ наделить граждан, отбывающих тюремное наказание, избирательными правами, противоречит основному закону Российской Федерации. Речь идет о третьем пункте 32-й статьи Конституции, который гласит, что избирать и быть избранными не могут граждане, признанные недееспособными или отбывающие наказание в местах лишения свободы.

В соответствии с постановлением Верховного суда РФ от 15 июля 2015 года не все решения ЕСПЧ подлежат исполнению российской стороной: в том случае если судебный акт Европейского суда противоречит нормам основного закона России, решение вопроса о возможности исполнения данного постановления передается на рассмотрение Конституционного суда.

Все равны, но некоторые равнее

К примеру, Россия не согласна с решением ЕСПЧ, согласно которому бывшим акционерам ЮКОСа назначена астрономическая сумма компенсации за «нарушение их прав на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство» в 1,9 миллиарда евро. При этом для «обычных» истцов, подававших жалобы в ЕСПЧ по аналогичным поводам, суммы назначенной компенсации колеблются, как правило, в пределах нескольких тысяч евро. Почему «страдания» экс-акционеров топливной компании в глазах судей ЕСПЧ «стоят» в тысячи (!) раз дороже — большой вопрос.

Неравенство истцов для ЕСПЧ можно проиллюстрировать и другим примером: в 2014 году Страсбургский суд присудил выплатить оппозиционерам Алексею Навальному и Илье Яшину за незаконное, на их взгляд, задержание и заключение сроком 15 суток по 26 тысяч долларов. Ранее аналогичная сумма была присуждена Борису Немцову — политик «пострадал», пробыв две недели под административным арестом в 2011 году. 

При этом даже либеральная пресса отметила беспрецедентность данных решений — и по скорости рассмотрения, и по объемам присужденной компенсации.  «Обычные» люди (речь идет в том числе и о политических активистах, но не проамериканского толка, а патриотического) ждут разбирательства ЕСПЧ годами, и даже в случае положительного решения сумма компенсации не превышает 5 тысяч евро — даже если иск связан с уголовным, а не административным преследованием. Подавляющее же большинство истцов получают отказы в рассмотрении по надуманным основаниям или же иски вообще «теряются» в недрах страсбургской канцелярии.

Подобные действия ЕСПЧ дают все основания назвать данную инстанцию необъективной и политически ангажированной.  К сожалению, то же самое можно сказать и о других структурах, взявших на себя роль международных арбитров.   

Международный трибунал по бывшей Югославии выдал ордер на арест Слободана Милошевича, а Международный уголовный суд — на арест Муаммара Каддафи. Сербский политик был фактически заморен в тюрьме — приговор по его делу был вынесен посмертно, а варварское убийство ливийского лидера ужаснуло всех здравомыслящих людей. Западное «правосудие» вылилось не в цивилизованное разбирательство, а в настоящую расправу. При этом преступления киевских властей против мирного населения Донбасса, в результате которых погибли тысячи невинных людей, «прогрессивную общественность» не интересуют вовсе.

Несложно заметить закономерность — международные институты «работают» лишь на одну сторону, цинично служа интересам западного мира.

В то время как Косово получает сердечные поздравления от американского президента с «годовщиной независимости» и готовится вступать в Евросоюз, Крым, сделавший свой выбор не путем кровопролития, а посредством демократического референдума, называют «оккупированной территорией», а Донбассу категорически отказывают в праве на самоопределение.  Вашингтон неоднократно грубейшим образом нарушал базовые принципы международного права, нанося военные удары по другим государствам без мандата ООН, однако никаких санкций против Штатов со стороны международных организаций не последовало. Система международного правосудия, к сожалению, базируется сегодня на двойных стандартах и принципе «своим все, остальным закон». 

Правовой террор по отношению к России со стороны Запада, владеющего «юридическим оружием» в виде международных судов, усугубился после того, как Москва продемонстрировала готовность отстаивать свои интересы во время украинских событий.

В частности, Международный арбитражный суд Гааги вынес абсурдное решение, согласно которому Россия должна выплатить бывшим офшорным акционерам ЮКОСа 50 млрд долларов, в ряде европейских стран была арестована российская госсобственность.  После этой откровенной атаки российские власти всерьез задумались об отмене принципа приоритетности международного права над национальным.  А недавно появилась информация о том, что Международный уголовный суд открыл производство по делу об «этнических чистках» грузинского населения во время конфликта в Южной Осетии (2008 год).  Для вида в деле упоминаются преступления, совершенные грузинской стороной, но вся предыдущая деятельность МУС заставляет усомниться в беспристрастности данного трибунала.

Vox populi vox Dei

Голоса о необходимости отмены конституционного принципа, согласно которому международное право имеет приоритет перед российским законодательством, звучат давно.

4-й пункт 15-й статьи Конституции РФ гласит: «...если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». 

Понятно, что в 1993 году, когда принималась действующая редакция основного закона, данная норма могла не вызывать серьезных опасений: страна брала курс на максимальное сближение с Западом. Но сегодня в условиях обострившегося противостояния между Россией и США подобный пункт в Конституции выглядит неуместно. 

В августе 2014 года российский президент заявил, что Россия может выйти из Европейского суда по правам человека по причине политизированности решений данной инстанции.  По словам Владимира Путина, ЕСПЧ не исполняет свои функции по восстановлению законности на наднациональном уровне должным образом. 

Глава СКР Александр Бастрыкин выступил с предложением убрать из Конституции принцип приоритета норм международного права над национальным. Эта инициатива вызвала большой общественный резонанс и поддержку в патриотических кругах.

Впоследствии председатель КС Валерий Зорькин пояснил, что основной закон страны наделен приоритетом по отношению к международным правовым нормам в том случае, если более эффективно защищает баланс прав. 

«Россия добровольно возлагает на себя обязательства, перечисленные в этих международных документах. И оставляет за собой суверенное право окончательных решений в соответствии с Конституцией Российской Федерации в случае спорных моментов», — заявил он, отметив, что международные правовые акты могут интерпретироваться для конкретизации положений основного закона страны. Впрочем, это разъяснение Зорькина удовлетворило далеко не всех. 

Летом 2015 года Верховный суд постановил, что все решения международных инстанций, противоречащие нормам российского законодательства, будут пересматриваться в Конституционном суде. В декабре Госдума приняла в первом чтении закон, разрешающий Конституционному суду отменять решения международных судов, в первую очередь постановления ЕСПЧ. При этом глава думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин отметил, что подобные отмены будут носить единичный характер. 

Очень медленно Россия движется к выходу из-под международного «правового» диктата. Правда, данная тенденция развивается чересчур плавно, власти в данном случае проявляют излишнюю осторожность.

При том что вопрос о верховенстве международного права активно муссируется в обществе, логично было бы при помощи прямого референдума спросить народ — готов ли он отменить 4-й пункт 15-й статьи Конституции? Следует отказаться от полумер: нелогично признавать легитимность ЕСПЧ частично, одни решения исполняя, а другие — отменяя. Такая тактика создает двусмысленное положение.

Конечно, призывая отменить действие международных судов для России, никто не пытается утверждать, что наша страна является территорией абсолютной справедливости: к сожалению, проблем правового характера у нас немало. 

Однако корректировать внутренние изъяны российского правосудия должно российское общество, а никак не иностранные державы, стоящие за спиной Страсбургского суда и других международных инстанций.

Автор публикации: Веселов Василий Геннадьевич