Национально Освободительное Движение
Цели НОД: Освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США путем восстановления Суверенитета через референдум о изменении конституции
185 420 человек
25 336 акций

Очередная попытка национализировать ЦБ: получится ли у них отбрехаться?

20.08.2019
Очередная попытка национализировать ЦБ: получится ли у них отбрехаться?

Банк России выступил против готовящегося законопроекта о финансировании инвестиционных проектов в РФ за счёт денежной эмиссии, увидев в этом риски для инфляции и макроэкономической стабильности и угрозу своей независимости.

Если перевести с «птичьего» языка «экономистов», то Центробанк испугался очередной попытки национализации и потому начал пугать окружающих экономическими ужасами.

Разберём его потуги опять отбрехаться от того, чтобы направить наконец-таки финансы в реальный сектор напрямую, минуя «долларовую удавку».

При рассмотрении очередной попытки национализировать ЦБ и изменить правила финансового обращения в России, мы будем использовать фрагменты статьи «ЦБ выступил против законопроекта о финансировании инвестпроектов за счет денежной эмиссии» с «Интерфакса» (https://www.interfax.ru/business/668663), а также статью «Деньги для роста*» (https://expert.ru/expert/2019/14/dengi-dlya-rostax/) Александра Галушки, в которой изложена идея, которая легла в основу законопроекта.

Надо отметить, что история взаимоотношений исполнительной власти (Правительства и Президента) с властью финансовой (ЦБ — отдельная ветвь власти в современной системе разделения властей) довольно продолжительна.

Владимир Владимирович Путин пытался решить «проблему Центробанка» ещё когда это не было «мейнстримом» и осознавалось очень и очень немногими в нашей стране. Уже в 2000 году, сразу после избрания Президентом России, он пытается провести через Думу закон о национализации ЦБ РФ, но ему «бьют по рукам». И «бьют», судя по всему, сильно, поскольку складывается впечатление, что Владимир Путин в последующие годы только и делает, что защищает Центробанк и финансовую политику в России, что Кудрин ему чуть ли не лучший друг и прочее и прочее.

И вот появляется законопроект, нацеленный по своей сути на тихую национализацию, если не всего ЦБ, то по крайней мере некоторой части финансового потока, который он контролирует.

Почему мы употребляем такое громкое слово, как «национализация» мы поясним далее по тексту.

Законопроект «О целевой проектной эмиссии»

Законопроект «О целевой проектной эмиссии» на оценку профильных министерств и ведомств представил глава комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков. Документ предусматривает, что Банк России будет осуществлять денежную эмиссию для возмещения капитальных затрат инвесторов, реализующих экономически значимые инвестпроекты. Планируется, что ЦБ будет размещать эти средства на эскроу-счетах (условный счёт, автоматически переходящий от одного владельца к другому при наступлении определённых согласованных условий) уполномоченных банков.

Аксаков сказал, что документ поступил ему от участников рынка, обсуждался, в том числе, с участием бывшего главы Минвостокразвития Александра Галушки, который и был автором идеи (его статья «Деньги для роста*» про эмиссионное финансирование вышла в журнале «Финансы и бюджет», ознакомиться можно также на «Эксперт-online»).

Можно увидеть, что документ готовился группой, которая зондирует возможности изменения финансовой политики РФ в сторону большей независимости от Запада (в данном случае в плане архитектуры финансовой системы).

«Мы эту идею обсуждали с участием бывшего министра Минвостокразвития, потом в Общественной палате обсуждали. Я отправил этот документ для изучения и высказывания мнения в ЦБ, Минфин, Минэкономразвития. Прежде чем вносить, я должен получить мнение профессиональных организаций государственных. Моё мнение, что к этому вопросу нужно подходить осторожно»,

— сказал Аксаков.

В чём закавыка-то?

Кратко приведём предлагаемую инициативу по статье «Деньги для роста*».

Согласно данным Росстата, за 2017 год в структуре источников финансирования основного капитала банковские кредиты составляли всего 11,2% (1 трлн 370 млрд рублей), а бюджетное финансирование инвестиций превысило банковское в полтора раза. Это происходит на фоне структурного профицита ликвидности банковского сектора в размере 3,6 трлн рублей, который не востребован экономикой страны на предлагаемых банками условиях по стоимости (процентные ставки по кредитам выше порога рентабельности большинства инвестпроектов) и срокам (источники формирования пассивов банков существенно короче, чем срок, на который нужны деньги для инвестиционных проектов).

В 2018 году средняя процентная ставка по кредитам нефинансовому сектору в России составляла 9%, что в два — два с половиной раза выше, чем в Китае и США. В течение уже долгого времени средняя процентная ставка по кредитам кратно превышает среднюю рентабельность проектов реального сектора экономики России.

В результате высокая стоимость кредитов вышла на первое место среди факторов, оказывающих сдерживающее влияние на развитие российской промышленности (на это указали 45,9% собственников и руководителей высшего звена промышленных предприятий, опрошенных в рамках подготовки доклада рабочей группы Госсовета по вопросу развития промышленного потенциала регионов РФ).

Опросы показали, что для половины предприятий (49,6%) приемлемая ставка займов на реализацию инвестиционных проектов в сложившихся экономических условиях составляет от 3 до 6%.

Приведём сопоставление результатов проектов (q (инфляция)=5 %, p (ставка)=10 %)

Таблица — пример невозможности обеспечения рентабельности производства в существующем «финансовом климате» и его неконкурентоспособности по отношению к странам с нулевым и отрицательным ссудным процентом и нулевой или близкой к нулевой инфляцией.

Высокие процентные ставки увеличивают издержки ведения бизнеса и вредят экономическому росту.

Подкрепим приведённую таблицу мнениями, ведь об этом часто говорят отечественные предприниматели и пишут эксперты:

«Большая часть приведенных теоретических моделей указывает на существование отрицательной связи между реальными ставками процента и экономическим ростом» (монетарная модель роста Тобина; неоклассическая теория инвестиций; теория q-Тобина; неокейнсианские модели; теория реального делового цикла; «равновесные» теории делового цикла; модели наличной оплаты); [ 5 ]

«Рост ставки оказывает сдерживающее влияние на российскую экономику: сокращает денежную массу, снижает инфляцию и замедляет промышленное производство»;

«Американский сенатор сравнил повышение ставки для борьбы с инфляцией с тушением пожара бензином — рост ставок лишь раздует пламя издержек». [ 6 ]

На это также обратил внимание Всемирный банк:

«Несмотря на необходимость поддержки адаптации (к сохраняющимся низким ценам на нефть, торговым эмбарго и геополитическим проблемам), жесткая фискальная и денежно-кредитная политика оказывает дополнительное давление на экономический рост… Процентные ставки сохраняются на уровне 11 процентов, несмотря на продолжающуюся рецессию». [ 7 ]

В случае обеспечения доступного финансирования возможна массовая реализация проектов в промышленности из числа уже подготовленных 3840 инвестиционных проектов на сумму 20,5 трлн рублей в течение пяти лет, то есть в среднем 4,1 трлн рублей инвестиций в год (около 80% от требуемых 5,2 трлн рублей дополнительных инвестиций для ускоренного роста).

Вместе с тем, согласно утвержденным Банком России «Основным направлениям единой государственной денежно-кредитной политики на 2019 год и период 2020 и 2021 годов», целью денежно-кредитной политики является поддержание годовой инфляции вблизи 4% постоянно, а базовый сценарий предполагает темпы роста экономики на уровне 1,2—1,7% в 2019 году, 1,8—2,3% — в 2020-м и 2—3% — в 2021 году. То есть плановые параметры денежно-кредитной политики на ближайшие три года не предполагают использования имеющихся резервов ускоренного экономического роста, а концентрируются на сдерживании роста инфляции для обеспечения ценовой стабильности в российской экономике.

Ключевая особенность предлагаемого механизма состоит в определении фактически реализуемых инвестиционных проектов в качестве канала эмиссии денег и в использовании счетов эскроу для исключения нерезультативной эмиссии и инфляционных рисков.

Использование счетов эскроу позволяет юридически оставить право собственности на эмиссионные деньги за Банком России, предоставляя при этом возможность коммерческим банкам осуществлять инвестиционное кредитование в пределах сумм на счетах эскроу. Эти средства окончательно уйдут в денежный оборот только после создания добавленной стоимости и строго в её размере путем списания основного долга инвестора перед коммерческим банком.

Следует отметить, что наряду со счетами эскроу могут быть использованы иные финансовые инструменты, реализующие принцип отлагательности финансирования до получения целевого результата (например, разновидности аккредитива). Однако это относится исключительно к технике реализации.

При использовании этой модели для государства исключаются риски незапуска инвестиционных проектов. Эти риски лежат на коммерческих банках, они берут адекватную премию — своё вознаграждение — и мотивированы на конечный результат проекта — запуск производства и создание добавленной стоимости.

Инвесторы платят вознаграждение коммерческим банкам за принятые ими риски, а государство премирует инвесторов за результат.

В механизме целевой проектной эмиссии исключается риск инфляции и валютного давления на рубль.

Во-первых, эмиссионное проектное финансирование не предоставляется в части фонда оплаты труда и импорта. Такие затраты финансируются инвестором самостоятельно, за счет собственных средств и заимствований. Это ориентирует инвесторов на развитие отечественных кооперационных цепочек.

Во-вторых, исключается использование проектной эмиссии коммерческими банками на цели, не связанные с реализацией инвестиционного проекта, в том числе попадание эмиссионных денег на потребительский и валютный рынки.

В-третьих, окончательное включение проектной эмиссии в денежный оборот происходит строго в размере созданной добавленной стоимости.

В результате создаётся цепочка (канал) «эмиссия — инвестиции — запуск новых производств — выпуск новых товаров — создание добавленной стоимости — включение эмиссии в денежный оборот».

В этой цепочке исключена ситуация «эмиссия — денежный оборот» минуя этапы «инвестиции — запуск новых производств — выпуск новых товаров — создание добавленной стоимости».

То есть, дополнительные деньги попадают в экономику не через потребительский рынок, а через инвестиции и производство новых товаров. Это увеличивает предложение товаров и услуг, что способствует снижению уровня монетизации экономики, а значит, не наращивает инфляцию. Следовательно, такая эмиссия сама по себе является механизмом борьбы с инфляцией.

Ответ «ЦБ-шников»

Регулятор направил в Госдуму отрицательный отзыв на законопроект, фрагменты которого публикует «Интерфакс»:

«По своей экономической сути предложенный в законопроекте механизм целевой эмиссии центрального банка представляет собой квази-бюджетное финансирование и, таким образом, несёт в себе риски ускорения инфляции и нарушения макроэкономической стабильности».

Но «наши» счетоводы-неучи даже не понимают, какая мировоззренческая позиция на данный тип эмиссии «кошерна» (правильна) в западной системе. Так, согласно схеме из отчёта Всемирного банка, механизм квазибюджетного финансирования национальной экономики можно описать следующим образом: правительство осуществляет рекапитализацию коммерческих банков, субсидирование процентной ставки, а также размещает на счетах последних депозиты до востребования. Национальный банк проводит рефинансирование коммерческих банков. В свою очередь, коммерческие банки, получая относительно дешёвые ресурсы, осуществляют льготное кредитование предприятий, в том числе под гарантии местных органов управления, а также населения, имеющего право на льготное приобретение различной движимости и недвижимости. Всё точно так, как обстоит в нашей экономике.

Предлагаемая же инициатива — это проектное, то есть инвестиционное финансирование, где банковская система выступает только как инструмент передачи платежеспособности, генерируемой государством, под гарантию реализации будущих проектов, которые будут увеличивать ВВП (товарную массу).

Инфляция будет появляться только тогда, когда проекты, под которые сгенерированы новые финансы (осуществлена эмиссия ЦБ) не будут приводить к увеличению товарной массы (один из показателей — ВВП в целом), что будет вызывать дисбаланс в скорости обращения средств по экономике и требовать балансировки финансов и товарной массы. Если денег больше, чем товаров, то нужно повышать цены — инфлировать денежную массу, чтобы выровнять уровень цен и товаров.

Это элементарная финансовая грамотность, от которой ЦБ отгораживается «умными западными словами» про квазибюджетное финансирование (хотя сами не понимают, что это значит по-западному). Чтобы навести тень на плетень, запутать людей (и чиновников, имеющих отношение к тому, чтобы закон этот принять) ЦБ почему-то переводит стрелки:

«Предоставление Банком России значительного объёма средств на особых условиях может приводить к необоснованному смягчению денежно-кредитных условий и, таким образом, препятствовать снижению инфляции до целевого уровня»,

— говорится в отзыве ЦБ.

ЦБ отмечает, что для поддержания ценовой стабильности ему придётся проводить более жёсткую денежно-кредитную политику, что будет иметь дискриминирующий характер. Так, субсидирование одних хозяйствующих субъектов приведёт к ущемлению интересов остальных, так как ликвидируется конкурентность в финансовой сфере и формируются два параллельных источника финансовых ресурсов (заёмные средства на рыночных принципах для одних и ресурсы ЦБ для других).

«Подобное искажение направленности денежно-кредитной политики приведёт к временному эффекту для узкого круга получателей в ущерб долгосрочному результату для всей экономики»,

— считают специалисты Банка России.

План и рынок

Начнём с того, что «эксперты» ЦБ не понимают того, как формируется инфляция.

Для того, чтобы возникла инфляция, необходимы одно из следующих действий или их некоторое сочетание:

осуществлять эмиссию денежной массы более высокими темпами, чем растёт производство в реальном секторе, исчисляемое в неизменных ценах (ценах базового периода);

сократить производство ниже уровня прежнего платёжеспособного спроса, что повлечёт за собой больший или меньший избыток денежной массы в обращении и соответственно — рост цен;

стимулировать рост цен кредитованием под процент, что при ограничении эмиссии под предлогом «борьбы с инфляцией» также ведёт к спаду производства по мере утраты обществом и предприятиями покупательной способности.

В любом из вариантов инфляция, если она превысит некоторый уровень, далее раскручивается по спирали автоматически и в конечном итоге убивает реальный сектор экономики.

Однако, надо понимать, что руководство Центробанка, Минэкономразвития и Минфина опирается на неадекватные «знания»    вздорных учебников и никчёмных классических трактатов прошлых времён по экономике и финансам, в силу чего не только руководители, но и прочие представители этих ведомств могут быть в неподдельном неведении о том, что своими действиями они убивают реальный сектор экономики России, создавая кризис на пустом месте, а слабоумие и занятость текучкой, не позволяет им догадаться об этом самостоятельно.

Думаем, не все высокопоставленные чиновники ЦБ блокируют законопроект, исходя из своих представлений об экономике (как науке). Есть и такие, которые, пройдя различные стажировки в учреждениях Запада, сознательно работают на интересы Запада, объясняя свои решения терминами из существующей экономической теории.

Как  бы там ни было (невежество, слабоумие, вредительство со знанием дела и государственная измена) именно путём стимулирования роста цен ростовщичеством Центробанк РФ на протяжении всего времени своего существования с 1993 года раскручивает в России инфляцию.

Впоследствии он же начинает с нею бороться, ограничивая эмиссию (сдерживая рост денежной массы), что лишает реальный сектор оборотных средств при выросших ценах, а это влечёт за собой падение производства в каждой отрасли реального сектора и распад межотраслевых и межрегиональных хозяйственных связей (в перспективе при сохранении такой финансовой политики — вплоть до полного структурного распада народного хозяйства как системы), а это вызывает вторичную волну инфляции и дальнейшее усугубление экономических и внутриполитических проблем.

В таком финансовом климате реальный сектор развиваться не способен, и как следствие такой политики Центробанка, в дальнейшем будет иметь место обострение кризиса, а не выход из него — при условии: если в экономике России есть только легальная составляющая, работающая большей частью в соответствии с действующим законодательством, с минимальными его нарушениями.

Опровергнуть сказанное невозможно, поскольку для этого необходимо показать несостоятельность правил Кирхгофа.

Если на основе правил Кирхгофа для процессов переноса в сетях анализировать денежное обращение и его взаимосвязи с товарооборотом в сфере производства и в сфере распределения конечной продукции, то легко понять: для того, чтобы убить реальный сектор, необходимо наращивать инфляцию.

Заключение

ЦБ проговаривается, что схема действительно предполагает иной по своей алгоритмике механизм эмиссии денежной массы, отличный от навязанных нам «рыночных принципов» западными, а конкретно — американскими «экспертами» и «консультантами» в пору создания конституции 1993 года, когда формировались правила эмиссии ЦБ, предполагающие эмиссию только под продажу сырья за доллары на внешние рынки (то есть напечатать рубли можно только продав что-то за доллары кому-то и разместив полученные доллары в виде госбумаг США). А тут иной — проектный принцип: под будущую обеспеченность товарной массой, то есть по сути — плановая экономика. Есть план по проектам, есть обеспечивающая этот план денежная масса. В предлагаемой схеме ЦБ отводится подчинённое положение, ведь план разрабатывается не ЦБ, а Правительством.

Как в сталинском СССР, в котором планы жёстко увязывались с будущей отдачей от проектов и силовые органы зорко следили за тем, чтобы отдача от проектов реально была, тогда как в хрущёвско-брежневские времена были даны послабления в виде эмиссии под недостаток оборачиваемых средств, что уже к 1969 году привело к превышению более чем на 20% денежной массы над товарной, что потом спрятали в сбережения населения (ввели скрытую эмиссию), которые превысили денежную массу на 100% аккурат к 1991 году (см. таблицу ниже)

Данная таблица была построена по данным различных ежегодников ЦСУ (Госкомстата) в 1985 (!!!) году. В ней был дан прогноз роста этой скрытой инфляции. Прогноз практически полностью подтвердился событиями начала 90-х годов, когда 27 февраля 1992 года был подписан Указ № 196 «О снятии ограничений на использование средств населения на специальных счетах в Сберегательном банке Российской Федерации», в котором по сути речь шла о «размораживании» советских вкладов. И вот тогда скрытая инфляция, накопленная в виде вкладов на сберегательных книжках, хлынула в экономику, по сути, уничтожив её.

И, естественно, ЦБ обеспокоен тем, что законопроект предполагает активное вмешательство Правительства РФ и «некой уполномоченной компании» в вопросы эмиссии денежных средств. Регулятор напомнил о своей исключительной компетенции в этой сфере:

«Таким образом, предусмотренный законопроектом механизм «целевой проектной эмиссии» прямо противоречит конституционному принципу независимости Банка России, а также, по нашему мнению, создаёт риски для денежно-кредитной политики и финансовой стабильности, формирует дисбаланс с точки зрения доступа хозяйствующих субъектов к источникам финансирования»,

— подчёркивают «эксперты» Банка России.

Мы можем наблюдать ныне очередную попытку национализации ЦБ. Под «национализацией» мы имеем в виду не в бумажке прописанное «теперь банк — национальное достояние», а изменение алгоритмов эмиссии.

Действующие на данный момент механизмы ведут к обогащению мировой банковской системы за счёт ресурсов криптоколонии.

Особенно схема квазибюджетного финансирования Всемирного банка (когда субсидируются процентные ставки и ликвидность банков), которую «эксперты» ЦБ на наш взгляд сознательно «путают» с проектным финансированием.

Надо отметить, что есть голоса против эмиссии, как средства наращивания экономического роста и в стане патриотов.

Но надо сказать, что законопроект «О целевой проектной эмиссии» и не подразумевает бездумной раздачи денег «под проекты», а подразумевает жёсткий механизм, связывающий реальную отдачу (увеличение «добавленной стоимости») от проекта и поступление денег, посредством эскроу-счетов. Да и Росгвардия, как некий аналог НКВД, у нас уже есть.

Что же о независимости ЦБ (как священной коровы нынешней системы управления), то финансовая система должна подчиняться, если не Правительству, то в первую очередь — концепции самоуправления общества, которая бы обеспечивала общественную безопасность на финансовом уровне (если говорить о задачах непосредственно ЦБ.

И пока такой концепции нет, ЦБ будет подчинён чему угодно, в том числе и концепциям вероятных противников.

https://analitikishkola.ru

Источник: Путин сегодня
Автор публикации: Фомюк Вадим Константинович
Вас все устраивает в конституции РФ?
Нас уже 185 420 человек