Вооруженные силы

Космические войска США: почему России не страшно

07.11.2018
Космические войска США: почему России не страшно

   Впервые с 1947 года создается новый вид американских вооруженных сил. Но там, где они учились, мы — преподавали…

   Как известно, впервые о милитаризации космоса стали активно говорить после того, как президент США Р. Рейган объявил всему миру о программе СОИ, которая обернулась сверхзатратной космической гонкой вооружений между СССР и США. Правда, в этой гонке был один нюанс. Ученые и конструкторы в СССР создавали и испытывали реальные образцы комплексов вооружений, выводили их в космос, а вот американцы дальше эскизных проектов, не всегда удачных, дальше не пошли.

   Не восприняли всерьез

   Американцы считают годом окончания этой гонки и победой над СССР 1991-й. Развал СССР больно ударил по высокотехнологичным отраслям промышленности, в том числе и по тем, которые были задействованы в космических программах, — гражданских и военных.

   Казалось, что весь накопленный опыт и научно-технические наработки уже не будут востребованы никогда, но во время набиравшего ход процесса распада  в 1992 году  в Российской Федерации были созданы Космические войска.

   Само собой, это событие американцы не восприняли всерьез, т.к. в США уже существовали Космическое командование ВВС США (Air ForceSpace Command, AFSPC) и Национальное управление воздушно-космической разведки США (National Reconnaissance Office, NRO), которые занимались запусками и эксплуатацией военных спутников разведки, связи и предупреждения о ракетном нападении в интересах Пентагона. В принципе и у нас новый род войск был создан для схожих задач — для запуска и управления спутниковыми системами военного назначения.

   Причина отсутствия реакции США на создание в России Космических войск была связана с изменением Национальной военной стратегии США, которая от сдерживания Советского Союза перешла к стратегии «гибкого применения силы»  для нейтрализации военно-политических кризисов.

   По этой стратегии, в вооруженных силах США произошло сокращение вооружения и воинских подразделений, которые ранее были соизмеримы по мощи и численности вооруженным силам стран Варшавского Договора и СССР. «Холодная война» закончилась, и все эти армии и дивизии стало невыгодно держать на балансе Пентагона.

   Сокращение коснулось и спутниковых группировок, но при этом Пентагон мог привлекать для своих нужд гражданские спутники. Например, навигационные спутники NAVSTAR, формирующие сигнал GPS, выдавали для армии США значительно более точные координаты, чем гражданским потребителям.

   Национальные военные стратегии и военный космос США

   С 1991 года Национальная военная стратегия США (НВС) претерпела шесть редакций — в зависимости от интересов правящих американских элит и умелого лоббирования со стороны военачальников, не желавших отказаться от «игры в солдатики». Понятно, что за спинами генералов стеной стоял военно-промышленный комплекс США, которому также не хотелось сокращать свои доходы от продаж вооружения и военной техники.

   Исходя из этих интересов, и выросла необходимость проведения «маленьких победоносных войн». Политики и СМИ готовили такие войны (синдром «пробирки Пауэла»), армия США воевала, а ВПК обеспечивал бесперебойное снабжение оружием. Космическое командование ВВС США обеспечивало Пентагон информацией для планирования и проведения военных операций.

   Внешняя политика администрации Б. Клинтона была нацелена на расширение глобального лидерства США во всем мире. Поэтому НВС-1995, обозначавшая выборочное и гибкое участие в региональных конфликтах («Стратегия гибкого и избирательного вовлечения»), предусматривала увеличение количества военных баз США за рубежом.

   А следовательно, и создание глобальной системы связи и обмена данных между ними и военным командованием США. Помимо этого, спутниковая группировка должна была обеспечивать взаимодействие войск во время локальных конфликтов, предоставляя свежие картографические и разведывательные данные.

   В следующей стратегии (НВС-1997) армия США перешла от стратегии локальных войн с участием ограниченного контингента войск к стратегии «взаимодействия войск США и вооруженных сил союзников в различных операционных средах (на суше и море, в воздухе и космосе, киберпространстве)». Эта стратегия потребовала от спутниковой группировки выдавать информацию об обстановке в зоне конфликта в реальном масштабе времени.

   В 2003 году во время операции «Иракская свобода» спутники-разведчики США через спутники связи INMARSAT и ретрасляторы TDRSS были объединены с системой боевого планирования и управления ВВС США на театре военных действий — ТВМСS (Theater Battle Management Core Systems) и информационной системой боевого управления FBCB2 (Force XXΙ Battle Command Brigade or Below). Обмен данными осуществлялся по сети тактического военного Интернета.

   В 2002 году аналитики Пентагона пошли дальше и разработали концепцию «Глобального мгновенного удара». В ней спутниковой группировке отводилась не только информационная роль (разведка, навигация и связь), но и роль ударного соединения, способного поражать объекты противника в любой точке мира.

   Возможность выполнения таких военных операций рассмотрела исследовательская корпорация RAND, опубликовавшая в 2002 году доклад «Space Weapons — Earth Wars», в котором были обозначены наиболее перспективные виды космического оружия.

   К ним аналитики отнесли оружие направленной энергии (лазеры), кинетическое оружие для борьбы с МБР противника и нанесения удара из космоса, а также оружие космического базирования, способное поражать иными типами боеприпасов (СВЧ).

   В 2003 году ВВС США и DARPA запустили проект, известный как FALCON (Force Application and Launch from continental United States — применение силы и запуск с континентальной части США). Целью FALCON стала разработка ракеты-носителя, схожей с баллистической ракетой, и гиперзвукового космического аппарата для реализации требований миссии быстрого глобального удара. Практической стороной реализации проекта занялась частная компания Space Exploration Technologies Corporation, более известная как компания SpaceХ И. Маска.

   При президенте Бараке Обаме американцы в НВС-2011 вновь обозначили главную цель стратегии — противостояние враждебным государствам. Новая редакция стратегии под названием «США: переосмысление военного лидерства Америки» говорила о том, что США должны быть готовы демонстрировать свою волю и оказывать помощь своим союзникам для противостояния враждебным действиям любых стран.

   К этому времени спутниковая группировка, контролируемая AFSPC, насчитывала уже 310 спутников, находящихся на орбитах — от низкой опорной (НОО) до геостационарной (ГСО). Параллельно с эксплуатацией спутников Пентагон финансировал исследовательские проекты NASA и DARPA по разработке космических систем вооружения. Это  Falcon HTV-2 и AHW, Х-37В и XS-1, Space Based Laser и Multiple Kill Vehiclesystem (MKV). Работы шли с переменным успехом, а практические пуски хоть и были признаны успешными (Х-37В), но в большинстве случаев не достигли запланированного результата.

   Одновременно с исследовательскими работами в Пентагоне разрабатываются документы, обосновывающие применение космических систем вооружения — «Национальная космическая политика» (2010 год), ди⁠ректива МО США №31000.10 «Космическая политика» (2012) и наставление Комитета начальников штабов ВС США «Космические операции» (2013).

   Россия в этот же период, как ответ на выход США из Договора по ПРО, начала работы по созданию систем вооружения, использующих управляемый гиперзвук, а в 2011 году создала Войска воздушно-космической обороны. С августа 2015 года они вошли в состав нового вида войск — Воздушно-космических сил (ВКС).

   В ответ на наше возрождение и укрепление вооруженных сил в Америке ответили изменениями своей национальной стратегии (НВС-2015), в которой названы государства, «которые бросают вызов международным нормам» и «подрывают трансрегиональную безопасность». В список наиболее опасных стран попали Россия, Китай, Иран и КНДР. Помимо этого, концепция «Глобального мгновенного удара» была переведена в ранг стратегии, и под нее в армии США начался процесс перестройки и перевооружения.

   «Рак, лебедь и щука…»  по-американски

   В феврале 2018 года президент США Трамп явил миру «Новую ядерную доктрину США», которая завершала и венчала собой проведенные работы по перестройке и перевооружению армии США в рамках стратегии «Глобального мгновенного удара».

   Весь мир был в шоке почти месяц… Пока 1 марта в Москве перед Федеральным Собранием не выступил президент России Владимир Путин. Он презентовал новые комплексы вооружения наших вооруженных сил, и в один миг вся стратегия «Глобального мгновенного удара» была умножена на ноль!

   Неудивительно, что после этого тема милитаризации космоса для США стала сверхактуальной, и 15 марта 2018 года Трамп объявил о создании Космических войск, а командующий AFSPC генерал Д. Рэймонд заявил о «готовности вести войну в космосе, если это понадобится». На эти цели из бюджета Пентагона было выделено 13 млрд  долларов. Но что-то у них пошло не так.

   Вначале американские эксперты заявили, что большую опасность для осуществления военно-космической программы США представляют противокосмические возможности России и Китая — комплексы РЭБ и РЭП, лазеры, слепящие оптику спутников-разведчиков, кибератаки и, естественно, электромагнитный импульс, возникающий как результат высотного или космического ядерного взрыва.

   Затем в СМИ просочилась (а скорее всего, намеренно была вброшена) служебная записка командования ВВС США. В документе говорится о сложности интеграции в создаваемые Космические силы управлений и командований из других видов войск США.

   Естественно, командующие этими видами войск не проявляют желания чем-либо делиться по банальной причине — из-за урезания финансирования. Поэтому в записке содержится идея создания органа принуждения — Агентства космического развития (Space Development Agency), которое при наделении его полномочиями заберет все необходимое в кратчайшие сроки.

   Понятно, что с течением времени бюрократические и финансовые трудности будут преодолены, и главный заказчик ВПК США — командование Космических сил окончательно сформируется. Но опыт мне подсказывает, что отсутствие «согласия в товарищах, не позволяющее трогать воз в гору» связано и со скрытой паникой: вдруг у русских уже есть и космическое оружие?!

   Успокойтесь, господа невротики, у нас такого оружия пока нет. Но когда-то у нас не было и ответа на выход США из Договора по ПРО, а теперь есть. Так что, если США вынесут оружие в космос, то мы в России вспомним все то, что было наработано,  — в ответ на СОИ Р. Рейгана. И уверяю вас, наш асимметричный ответ вам снова не понравится.

Источник: NEWS-FRONT
Автор публикации: Данилов Вадим Николаевич
Заполнить анкету
за суверенитет
Войти
Всего зарегистрировано: 173 826 чел.
Проведено акций: 19 027
Анонсы мероприятий


все анонсы акций в москве
В регионах
все анонсы акций в регионах